В России создают хунту, а Путин закармливает силовиков, чтобы они стреляли в людей — экономист из РФ

О том, почему Россия растратит значительную часть резервов в ближайшие годы, зачем Владимир Путин кормит своих силовиков, и как Москва теряет большие средства на так называемых ДНР-ЛНР в интервью  рассказал российский экономист и политик Сергей Жаворонков.

Сообщает news2you.net со ссылкой на www.dialog.ua.  — В каком состоянии резервы РФ, и что с ними будет дальше?

— Даже при нынешних ценах на нефть и нынешнем уровне расходов трата резервов неизбежна. За 2016 год Резервный фонд сократился почти в четыре раза — до 973 млрд рублей ($16,2 млрд). Сократился и Фонд национального благосостояния — до 4,3 трлн рублей ($72 млрд). В 2017 году Резервный фонд должен закончиться, что и запланировано. Тем не менее, выполнить обязательства государства на нынешнем уровне можно при условии, если государство залезет в ФНБ. Хотя в теории ФНБ должен служить инструментом долгосрочных инвестиций, которые послужат балансировке, в том числе, пенсионной системы. Это попытка быть похожими на норвежский стабфонд. Там небольшое население и большие доходы, поэтому они вышли на уровень, когда проценты по инвестициям покрывают дефицит пенсионной системы. В России этого не будет. Планировали ФНБ в качестве долгосрочной инвестиции, а оказывается, что в 2017-2018 годах ФНБ будет проеден.

фото: news.online.ua

 

Беда российского правительства — в неспособности уменьшить огромные военно-полицейские расходы, которые составляют примерно треть бюджета. При этом напомню, что примерно 25% российского бюджета засекречено. Фантастика по мировым меркам. Мы понимаем, что содержание ЛНР, ДНР и война в Сирии требуют больших затрат. Поэтому так резко все засекретилось, хотя еще пару лет назад засекреченная часть бюджета была на уровне 10%.

Есть хорошая новость для власти. До президентских выборов в марте 2018 года в номинальных цифрах расходы бюджета можно будет не урезать — ни военные, ни социальные. Конечно, идет скрытое сокращение социальных расходов за счет инфляции. Реальные доходы россиян за последние пару лет упали более чем на 10%, но есть претензии к российской методике подсчета инфляции, она в реальности больше. Например, продовольственная инфляция за пару лет составляет 30%, а никакие не 10%. Простой человек тратит большую часть средств на еду. Тем не менее, российская власть продолжает жить коротким планированием. До президентских выборов хватит, а там, может, нефть вырастет или санкции снимут. Как говорила героиня романа «Унесенные ветром»: я подумаю об этом завтра!

Долгосрочно ситуация плохая, российский бюджет не может тянуть такой уровень военных и социальных расходов. Чем-то придется жертвовать. Уменьшение военно-полицейских расходов чревато недовольством путинской элиты, а сокращение социальных расходов чревато общим социальным напряжением. Без резкого снижения уровня жизни до президентских выборов обойдутся, а дальше — как будет. Вот такая ситуация с российской экономикой, на мой взгляд.

— Вопрос о пенсионной реформе. Во всех стареющих странах эта тема актуальна, насколько она актуальна для России?

— Тема пенсионного возраста используется Кремлем для поддержания рейтинга Путина и правящей партии. Используют один и тот же прием. Поначалу экономисты или даже члены правительства говорят, что нужно обсудить вопрос повышения пенсионного возраста. Потом выступают Путин и «Единая Россия», которые говорят: пенсионный возраст поднимать не будем! Публика аплодирует, электоральный результат достигнут.

Объективно, конечно, если Франция и Германия должны поднимать пенсионный возраст, то это ждет и РФ. Есть концепция плавного поднятия пенсионного возраста на несколько месяцев — для каждого года выхода на пенсию. Грубо говоря, от этой реформы пострадают люди, которые выйдут на пенсию через 20 лет. Это разумно, но Минфину не дают трогать большой резерв экономии — льготных пенсионеров: разные менты, чекисты, военные. Они идут на пенсию в 45 лет. Такого пенсионного возраста нет в любой нормальной стране. В 45 лет мужчина, если он не инвалид, — трудоспособный человек. Здесь же силовики — привилегированная каста. На них уходит треть расходов бюджета. Это может поменяться при смене власти в стране, а сегодня силовики — главная опора режима. Их закармливают, чтобы они при необходимости стреляли в людей.

— Кремль может при необходимости найти резервы внутри страны или занять на внешних рынках?

— С одной стороны, госдолг РФ небольшой — где-то 10% ВВП. Зато у нас большой долг частных компаний: долг «Роснефти» больше, чем внешний долг федерального бюджета. Много долгов непрозрачны и нам не известны. Это напоминает ситуацию 2008 года, когда в эмирате Дубай обанкротился государственный холдинг Dubai World (возглавляемый наследным принцем эмирата Дубай Султаном Ахмедом бин Сулайемом). У него оказалось долгов на $60 млрд, когда сам эмират рапортовал миру, что у него все отлично, долгов ноль. Долг оказался спрятан в непрозрачный госхолдинг.

Нужно вспомнить, как мировые агентства отказывались давать наивысший рейтинг Катару и Саудовской Аравии, потому что их не устраивали золотовалютные резервы и отсутствие внешнего долга в ситуации, когда страны не раскрывают информацию о крупных госкорпорациях, бюджеты которых сопоставимы с госбюджетом. Конечно, в РФ еще есть резерв наращивания долга, но он не бесконечен. Потому что когда страна начинает занимать, с каждым займом проценты становятся больше. Это не бесконечный путь. Например, в августе 1998 года, когда не было резервных фондов, дефолт случился, когда на рынке государственных заимствований инвесторы предложили правительству купить облигации под 250% годовых, при том, что годовая инфляция составляла около 7%.

Если вы правительство США, то можете занимать под 2% на 10 лет при госдолге в 100% ВВП. Если вы правительство РФ или Украины, то никто таких выгодных процентов при госдолге в 70% ВВП не предлагает. Предложат грабительский процент, поэтому Украине приходится одалживать у МВФ, который дает хотя бы под 4%. При этом страна с очень большим госдолгом, Япония, где долга больше 200% ВВП, у них по некоторым выпускам гособлигаций доходность была отрицательной. За 100 долларов через год вы получите 99. Это из-за того, что люди верят в мощь японской экономики и готовы занимать даже под отрицательный процент. А Греции с долгом в 170% ВВП никто одалживать не хочет, так как сомневаются в способности греческого правительства мобилизовать доходы и выплачивать долги.

С долгами не стоит обращать внимание только на размер долга к ВВП. Нужно смотреть на проценты, под которые страна может взять деньги. Кстати, в той же Европе долг в ВВП каждого года уменьшается. За прошлый год средний долг по ЕС сократился с 92% до 90%.

Если мы посмотрим на мировую историю, размер долгов не является чем-то фантастическим. После мировых войн размер долга воюющих стран составил 300-400% ВВП. Однако эти долги быстро выплачивались, в обществах было понимание того, что долги надо гасить, а большой долг во время войны — исключительная ситуация, которая для всех понятна.

К сожалению, когда страны перешли от демократии налогоплательщиков ко всеобщему избирательному праву, правительства стали покупать лояльность граждан через наращивание социальных расходов. Возникло явление, которого раньше не было — высокий долг в мирное время. Это не было присуще предыдущим периодам мировой истории.

— Перейду к долгам Украины, у нас о них чуть подзабыли, потому что долги реструктуризировали, но скоро надо платить. Как сделать так, чтобы политика не конфликтовала с экономикой, чтобы власть не брала кредиты, не задабривала публику и не жила «одним днем», проедая свое будущее и будущее своих детей?

— Я скажу теоретически. Существует несколько вариантов.

Первое: я бы не исключал в среднесрочной перспективе восстановления элементов цензового избирательного права. Были же прецеденты, когда в Эстонии и Латвии существенная часть населения была лишена избирательных прав. Потом постепенно права вернули, сейчас уже не так много неграждан. Однако мир не рухнул, никто не застрелился.
Могут быть требование налога на избирателя или предварительная регистрация избирателя. Предварительная регистрация существует в США как рудимент старых налогов на избирателя. Это из времен, когда человек приходил, показывал, что заплатил налог на избирателя, на этой основе человека включали в список избирателей. В 1960-е годы налог на избирателей признали неконституционным, но система предварительной регистрации осталась. Что это дает? Отсекает от выборов людей, которых кандидаты могут скупить в последний момент. Как говорят в Украине, за гречку.

Можно ограничить избирательное право должников. Если им ограничивают выезд за границу, то почему им не ограничивают избирательное право?

Есть возможность ограничить избирательное право военнослужащим. Как можно независимо голосовать, ходя строем под надзором начальства? Точно знаю, что в России воинские части голосуют строем за действующую власть.

Политически такие изменения возможны. В мире немало примеров, когда оживляли «институциональных мамонтов». Например, в России и 20 странах мира оживили плоский подоходный налог. Считалось, что время этого налога ушло полвека назад. Оказалось, что все работает.

Нобелевский лауреат Милтон Фридман не зря говорил, что развивающимся странам надо заимствовать не нынешние институты Запада, а те институты, которые сделали Запад богатым, существовавшие 100-150 лет назад. Потому что, грубо говоря, поведение нынешних стран Запада похоже на поведение человека, который получил наследство от бабушки. Их предки создали им правовые институты, хорошую судебную систему, и благодаря этому они наслаждаются жизнью, могут много занимать. Потому что все понимают, что надежнее вложить деньги в Германии под отрицательный процент, чем в Афганистане под любой процент. Велика вероятность, что Афганистан не выплатит ничего, а Германия выплатит точно.

На мой взгляд, существуют значительные резервы по сокращению непроизводственных расходов. Грубо говоря, остановка войны России и Украины приведет к экономии для обеих стран. При смене власти в России, а возможно, и в Украине, не вижу в этом ничего безумного. В мире есть положительные сценарии решения территориальных конфликтов, как конфликт Португалии и Индии относительно штата Гоа.

Давайте уменьшим государственный сектор и приватизируем государственную собственность. В Украине проблема госсобственности стоит остро. Если называть экономические беды Украины, в которых виновата не война, а именно украинская власть, то это бесконечное затягивание приватизации государственных активов. Насколько мне известно, у вас там только в сельском хозяйстве порядка 100 госпредприятий. Мы понимаем, почему приватизация затягивается.

— Почему?

— Потому что руководители предприятий имеют неформальную прибыль, они заносят чиновникам, а предприятия убыточные. Это фундаментальная слабость украинской власти — неспособность провести приватизацию. Есть также резерв в балансировке пенсионной системой. Я не понимаю, почему американцы позже выходят на пенсию (минимальный возраст выхода на «полную» пенсию в США — 65 лет для обоих полов), чем более бедные украинцы.

Относительно пенсионной системы. Есть такая идея — замена пенсий на медицинское страхование по старости. Потому что, если вы здоровы, то почему и в 70 лет не работать? Проблема же не в пенсионном возрасте, а в том, что с возрастом растёт вероятность стать неработоспособным из-за частых болезней. Давайте страховать от этого.

Для России есть еще один путь, для Украины он не подойдет из-за небольшого объема экономики. Если Россия приватизирует крупные компании: «Роснефть», «Газпром», «Сбербанк». Тогда можно существенно нарастить условный ФНБ, не так, как норвежский, но это помогло бы сбалансировать пенсионную систему. Грубо говоря, деньги от приватизации не проесть, а вложить.

— Путин на это пойдет?

— Нет. Стратегия Путина — в продаже неконтрольных пакетов акций, что проблемы не решает. Неконтрольные пакеты мало кому нужны. Люди понимают, что госкомпаниями управляют неэффективно, дивиденды не самые привлекательные, никакого права на участие в управлении или доступа к информации никто не получает. Эти акции превращаются в чисто портфельную инвестицию — купить и продать.

Такая его стратегия. У нас вот сын Сергея Иванова назначен главой крупной алмазодобывающей компании «Алроса» (сын экс-главы администрации Путина Сергея Иванова Сергей Иванов-младший, до этого занимал пост старшего вице-президента Сбербанка РФ). Дети Патрушева и Бортникова, бывшего и нынешнего руководителя ФСБ, руководят государственными банками (Дмитрий Патрушев возглавляет «Россельхозбанк», Северо-Западный центр ВТБ возглавляет Денис Бортников). Это напоминает хунту в подлинном смысле слова, потому что узкая группа людей пытается узурпировать власть и передать ее по наследству. Это странно, потому что этого не было во времена СССР или при Ельцине. Сыновей устраивали на какие-то должности, но не абсолютно всех и не в таком масштабе. Сталин сделал сына генералом авиации, но не министром обороны. Российская власть превращается во власть семей, где расставляют по госкомпаниям детей.


Также смотрите видео:


Кличко припарковал автомобиль голыми руками v7v7v7com

Ранее мы сообщали:

Мы действительно себя создали, и с нами считались тогда – Лукашенко требует написать новые учебники истории

←ЖМИТЕ "Рекомендую" если Вам понравилась эта статья
Метки: , , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

3 комментария: В России создают хунту, а Путин закармливает силовиков, чтобы они стреляли в людей — экономист из РФ

  1. Bulgar IldarBulgar Ildar пишет:

    el pueblo unido jamás será vencido ! Для наркомана наркотиком которому служит ВОЙНА противоядие это МИР !

Добавить комментарий

Вход/Регистрация: 
  • Мета