Путину нужно выиграть быстро, иначе он не выиграет вообще, – эксперт

Сочетание санкций третьего уровня с падением рубля и обвалом цен на нефть опустошает российскую экономику, потерявшую уже более 40% своего номинального ВВП и почти половину ликвидных валютных резервов. Тем не менее, все действия России рассчитаны на то, чтобы продемонстрировать тщетность этого подхода и доказать: что бы Запад ни предпринимал, все равно решение всех вопросов европейской безопасности находится в Москве.

Об этом в статье для ZN.UA пишет Джеймс Шерр, внештатный научный сотрудник Королевского института международных отношений.

По мнению автора, действия России демонстрируют то, что она владеет динамикой времени намного лучше, чем это показали ее западные коллеги.

Сочетание санкций третьего уровня с падением рубля и обвалом цен на нефть опустошает российскую экономику, потерявшую уже более 40% своего номинального ВВП и почти половину ликвидных валютных резервов. Тем не менее, все действия России рассчитаны на то, чтобы продемонстрировать тщетность этого подхода и доказать: что бы Запад ни предпринимал, все равно решение всех вопросов европейской безопасности находится в Москве.

Об этом в статье для ZN.UA пишет Джеймс Шерр, внештатный научный сотрудник Королевского института международных отношений.py

По мнению автора, действия России демонстрируют то, что она владеет динамикой времени намного лучше, чем это показали ее западные коллеги.

«Когда дело касается нанесения ущерба России — время на стороне Запада. Через два (если не меньше) года постоянного давления способность России проводить курс, которому она с таким упорством до сих пор следует, будет серьезно подорвана. Несмотря на то, что нервная систем Путина медленно реагирует на экономические вызовы, он не может их не осознавать. Поэтому Путину необходимо выиграть быстро, иначе он не выиграет вообще», — говорится в статье.

Для этого, по мнению автора, ему нужно использовать три очевидные слабости. Во-первых, он понимает, что в странах с либеральной демократией политические перспективы краткосрочны, и болевой порог низок. Для него слабая сторона — не та, что может больше всего потерять, а та, что больше всех боится потери. После саммита «Большой двадцатки» Меркель заявила, что она будет противостоять политике России «независимо от того, сколько времени на это понадобится, насколько трудным это может быть, и сколько препятствий может оказаться на пути». Пятого января Франсуа Олланд призвал остановить действие санкций третьего уровня всего через четыре месяца после того, как они были усилены до полного объема. Для тех, кто меряет успех месяцами, а не годами, нынешняя политика является полным провалом, отмечает автор.
«Вторая слабость в том, что время не играет на пользу Украине. Это не значит, что Украина не выдержит еще большей эскалации силы. Но какая ее часть уцелеет и какой ценой? И кто оплатит эту цену? В разгар «революции достоинства» известный кремлевский идеолог сказал автору: «Мы собираемся оказать вам большую услугу: мы даем вам возможность расхлебывать эту кашу». Годом позже другой кремлевский идеолог признался: «К следующей зиме Украины не станет». Иначе говоря, если Россия не сможет контролировать Украину, она уничтожит ее. Заберет то, что «принадлежит ей», навяжет такое урегулирование вопроса, в результате которого оставшаяся часть Украины станет недееспособной, и переложит эту ношу на плечи Запада. Развитие процессов в Минске совершенно не противоречит описанному сценарию.

Читайте также:  Смертельное ДТП в Харькове: В крови Зайцевой обнаружили опиат кодеин

И все же самая большая слабость Запада заключается в его неумении привести свою политику в соответствие с ментальностью своего оппонента. Всегда было понятно, что Кремль не будет вести войну на изнурение на условиях Запада, по крайней мере, до тех пор, пока существуют дипломатические средства. В настоящее время такими средствами являются сила и угроза силы. И они останутся сравнительными преимуществами России до тех пор, пока Запад не заставит время работать на себя. И это вполне возможно, ведь даже у этих преимуществ есть слабые места», — говорится в статье.

Читайте также:  В Киеве начался Марш за импичмент, организованный сторонниками Саакашвили - онлайн-трансляция

Шерр уверен, что Украине и Западу нужна стратегия, которая позволит им использовать время в свою пользу. Первая и самая сложная задача — снизить накал военных действий. Не имеет значения, какие надежды и «гарантии» появятся в результате соглашения «Минск плюс», одними лишь дипломатическими средствами добиться этого невозможно. Необходимо устрашение, причем не только на западной границе Украины, но и внутри самой Украины. Без такого устрашения Россия будет интерпретировать любые соглашения так, как захочет, и откажется от них тогда, когда захочет, отмечает автор.

«Когда дело касается нанесения ущерба России — время на стороне Запада. Через два (если не меньше) года постоянного давления способность России проводить курс, которому она с таким упорством до сих пор следует, будет серьезно подорвана. Несмотря на то, что нервная систем Путина медленно реагирует на экономические вызовы, он не может их не осознавать. Поэтому Путину необходимо выиграть быстро, иначе он не выиграет вообще», — говорится в статье.

Для этого, по мнению автора, ему нужно использовать три очевидные слабости. Во-первых, он понимает, что в странах с либеральной демократией политические перспективы краткосрочны, и болевой порог низок. Для него слабая сторона — не та, что может больше всего потерять, а та, что больше всех боится потери. После саммита «Большой двадцатки» Меркель заявила, что она будет противостоять политике России «независимо от того, сколько времени на это понадобится, насколько трудным это может быть, и сколько препятствий может оказаться на пути». Пятого января Франсуа Олланд призвал остановить действие санкций третьего уровня всего через четыре месяца после того, как они были усилены до полного объема. Для тех, кто меряет успех месяцами, а не годами, нынешняя политика является полным провалом, отмечает автор.
«Вторая слабость в том, что время не играет на пользу Украине. Это не значит, что Украина не выдержит еще большей эскалации силы. Но какая ее часть уцелеет и какой ценой? И кто оплатит эту цену? В разгар «революции достоинства» известный кремлевский идеолог сказал автору: «Мы собираемся оказать вам большую услугу: мы даем вам возможность расхлебывать эту кашу». Годом позже другой кремлевский идеолог признался: «К следующей зиме Украины не станет». Иначе говоря, если Россия не сможет контролировать Украину, она уничтожит ее. Заберет то, что «принадлежит ей», навяжет такое урегулирование вопроса, в результате которого оставшаяся часть Украины станет недееспособной, и переложит эту ношу на плечи Запада. Развитие процессов в Минске совершенно не противоречит описанному сценарию.

Читайте также:  Большая жатва

И все же самая большая слабость Запада заключается в его неумении привести свою политику в соответствие с ментальностью своего оппонента. Всегда было понятно, что Кремль не будет вести войну на изнурение на условиях Запада, по крайней мере, до тех пор, пока существуют дипломатические средства. В настоящее время такими средствами являются сила и угроза силы. И они останутся сравнительными преимуществами России до тех пор, пока Запад не заставит время работать на себя. И это вполне возможно, ведь даже у этих преимуществ есть слабые места», — говорится в статье.

Шерр уверен, что Украине и Западу нужна стратегия, которая позволит им использовать время в свою пользу. Первая и самая сложная задача — снизить накал военных действий. Не имеет значения, какие надежды и «гарантии» появятся в результате соглашения «Минск плюс», одними лишь дипломатическими средствами добиться этого невозможно. Необходимо устрашение, причем не только на западной границе Украины, но и внутри самой Украины. Без такого устрашения Россия будет интерпретировать любые соглашения так, как захочет, и откажется от них тогда, когда захочет, отмечает автор.

sled.net.ua

←ЖМИТЕ "Рекомендую" если Вам понравилась эта статья
Метки: , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Вход/Регистрация: 
  • Мета